wrapper

Суббота, 20 января 2018 00:00 Прочитано 90 раз

Маркус Вольф: волк и овцы

19 января 2018 года исполняется 95 лет легендарному «Мише Волкову», руководителю самой эффективной спецслужбы мира – внешней разведки Германской Демократической Республики
 Андрей Ведяев

19 января 2018 года исполнилось 95 лет генерал-полковнику Маркусу Вольфу, руководителю самой эффективной спецслужбы мира – внешней разведки ГДР. Он и создавал эту службу с 1951 года, когда она еще находилась под крышей Института экономических исследований. В 1953 году внешняя разведка вошла в состав Министерства государственной безопасности ГДР (легендарного «Штази») и с 1956 года стала именоваться Главным управлением разведки (HVA), а Маркус Вольф в звании генерал-майора стал ее шефом и одновременно первым заместителем министра госбезопасности ГДР. 19 января 1956 года ему исполнилось 33 года.
По словам самого Волка, в конце 1953 года за рубежом работало 12 агентов и ещё 30-40 готовилось к внедрению. За 30 лет, пока Волк оставался руководителем разведки, его служба стала насчитывать 4600 работников центрального аппарата и более 10 тысяч агентов по всему миру. Считается, что на долю службы Вольфа приходилось до 80% всей секретной информации, поступавшей в Кремль из стран НАТО и третьего мира, где во главе многих правительств находились люди Волка. Но больше всего агентов действовало в ФРГ – около полутора тысяч, пятьдесят из них занимали ключевые посты в Ведомстве федерального канцлера, Штаб-квартире НАТО, Федеральной разведывательной службе (BND). Среди них были видные депутаты Бундестага и высокопоставленные члены масонских лож. Вездесущность восточногерманской разведки была кошмаром для западного контршпионажа. До сих пор немецкие политики обвиняют друг друга в работе на Маркуса Вольфа.
По числу выведенных на Запад нелегалов разведка ГДР существенно превосходила советскую – ПГУ КГБ СССР. Дело в том, что нелегалы являются штучной продукцией. Как рассказал начальник Управления «С» (нелегальная разведка) ПГУ КГБ СССР генерал-майор Юрий Иванович Дроздов, «самый короткий срок подготовки нелегала для конкретной цели у нас составил 7 лет, после чего человек 3 года отработал за рубежом и украсил свою грудь 2-мя орденами и знаком "Почётный чекист". Естественно, что срок подготовки нелегала зависит от поставленной перед ним цели. А цель бывает разная: от хорошего места, где он может спокойно жить и работать, до сейфа какого-нибудь зарубежного руководителя. В этом смысле самый длинный период от начала работы в нелегальных условиях до выполнения поставленного задания составил 17 лет; человек этот, к слову, вернулся Героем Советского Союза».

Маркус Вольф и Юрий Иванович Дроздов


Но в случае немцев всё было как раз наоборот – ведь они действовали фактически у себя дома, среди своих «бюргеров». После событий 17 июня 1953 года усилился выезд граждан ГДР на Запад. До 1957 года Восточную Германию покинуло почти полмиллиона человек. В их числе были специально подготовленные мужчины и женщины, агенты Волка. Для них подыскивали места в крупных фирмах и важных научных центрах. Кто-то оказался на должностях, связанных с обеспечением секретности, некоторые достигли крупных постов в экономической и политической иерархии.
Особый интерес в обстановке послевоенной Германии представляли бедные, не первой молодости секретарши, на которых Волк выпустил целую армию «шпионов-Ромео», дав установку: «Ищите женщину». Всю эту эпопею со временем стали называть «шпионаж по любви». Но как утверждает сам Маркус Вольф, «с тех пор к моей службе прицепились сомнительные слова „взломщиков сердец“, которые таким способом выведывают тайны боннского правительства… Писали, что существует специальное отделение по подготовке „Ромео“ … Такое отделение относится к той же категории фантастики, как и мнимое подразделение в британской МИ-5, где изобретаются и испытываются новейшие вспомогательные средства для агента 007».
Как бы то ни было, но «шпионаж по любви» дал великолепные результаты. Самым ярким его примером является легендарная Габриэла Гаст, достигшая в качестве главного аналитика по Советскому Союзу руководящих постов в западногерманской разведке BND и составлявшая сводные доклады канцлеру Германии, вторые экземпляры которых ложились на стол Миши Волка. В 1987 году Габи Гаст стала высшим государственным чиновником Германии. И лишь после падения Берлинской стены, когда открылись архивы «Штази», выяснилось, что Габи (оперативный псевдоним «Лайнфельдер») на протяжении 17 лет была одним из самых ценных агентов Маркуса Вольфа. В этом смысле ее вполне можно сравнить с Максом Отто фон Штирлицем или Кимом Филби.


В № 49/1991 журнала Spiegel за 2 декабря 1991 года освещавшая процесс над Габриэлой Гаст журналистка Гизела Фридриксен истерично восклицает: «За спиной любой женщины-агента всегда стоит мужчина. Если женщина шпионит, то "по любви" – а из-за чего же еще? Когда она забывает семью и фатерлянд? Когда теряет голову и тормоза? Когда плюёт на мораль и долг? Тогда, когда есть парень, мужик. Для мужика она сделает всё».
Однако так ли было в случае Габи? Её дело рассматривалось на Коллегии по уголовным делам Верховного суда земли Бавария – поскольку именно в Пуллахе под Мюнхеном расположена штаб-квартира БНД, где работала Габи Гаст. Вместе с ней перед судом предстал 56-летний майор МГБ ГДР Карл-Хайнц Шнайдер. Когда Габи познакомилась с ним в Карл-Маркс-Штадте в 1968 году, приехав туда в командировку собирать материал для своей диссертации «Политическая роль женщины в ГДР», звали его Карл-Хайнц Шмидт. Он собирался в Дрезден, и Габи попросилась с ним. «Первый шаг навстречу сделала я, – говорит она. – Если бы я тогда сказала “Auf Wiedersehen“ – то ничего бы не было». После возвращения она поблагодарила его за поездку за бокалом вина в баре «Kosmos» в центре Карл-Маркс-Штадта.
Шмидт предложил ей встречаться в Восточном Берлине, куда она без проблем могла бы приезжать на день из Западного Берлина по разовой визе. «А мне так и так нужно было в Западный Берлин по архивным делам», – говорит Габи. Так что всё сложилось само собой. «В такой ситуации ничего не поделаешь – тут замешаны чувства», – заявила она на суде.
В 1970 году они со Шмидтом обручились. Помолвку отпраздновали на одной из загородных вилл Министерства госбезопасности ГДР. А в 1973 году Габриэла Гаст довольно неожиданно получает приглашение на работу в штаб-квартиру западногерманской разведки БНД в Пуллахе. И вот здесь в ее сознании происходит перелом – место заботы о любимом занимает более высокое гражданское чувство. Это были не просто эмоции – это было осознание пробудившегося в ней чувства долга, желания помочь тем людям, той стране, которые стали для нее дороги. «Люди в ГДР не были для меня чужими – это были немцы», – подчеркивает Габи Гаст. Помочь сохранить мир – вот что для неё было теперь главным.
Она никогда не получала денег от восточногерманской разведки. Как раз наоборот – если она проводила уик-энд вместе со своим любимым, она всегда за всё платила сама. Даже если «попутно» нужно было встретиться с офицерами «Штази» – всегда платила из своего кармана. Ведь в БНД она уже занимала высокое положение, просматривала и анализировала все материалы разведки, поступавшие из Восточной Европы и СССР. Она уже не нуждалась в подсказках «Штази» – она сама решала, что передавать восточногерманским коллегам.

Первое фото Маркуса Вольфа, опубликованное на обложке журнала Spiegel в 1979 году


Буквально через пару лет после начала её службы в БНД с ней встретился сам Волк – «Человек без лица», как его называли на Западе. Долгое время там не было даже его фотографии (как минимум до 1979 года). На суде Габи Гаст показала, что к тому времени у нее уже было ощущение, что Маркус Вольф лично ищет встречи с ней, причем «это не было связано с качеством передаваемых материалов».
– Что же интересовало Вольфа: вы или материалы? – домогался судья.
– На этот вопрос я не могу ответить. Я узнала господина Вольфа с другой стороны…
Это было нечто особое, «по ту сторону» обычных человеческих слабостей, желаний и страхов, по ту сторону добра и зла, по ту сторону ВОЛКОВ. Особое сродство душ, глубокое взаимопонимание, высочайший профессионализм. Не более того – но и не менее.
Вскоре именно Волк стал её другом во всём – даже и совсем личном… Он, а не Шмидт. А с кем ещё она могла бы говорить о своей работе в БНД? Со Шмидтом? Да что он в этом понимал?! Последний и сам считает, что в конце 70-х между ними, всё ещё помолвленными, произошел разлад. «Мы всё ещё пытались сохранить близкие отношения – но обстоятельства теперь были против нас. Возможно, так решило руководство», – считает он.

Маркус Вольф и Габи Гаст


Нет, с помощью банального клише «шпионаж по любви» невозможно объяснить, почему эта женщина на протяжении 20 лет вела смертельную двойную игру. Какие чувства кипели в ее душе, какие страхи, какие желания? Что связывало всё это воедино? Во всяком случае, для всех пяти судей эта женщина так и осталась загадкой. Не в последнюю очередь и потому, что её адвокат Мартин Амелунг еще во время следствия доверительно и осторожно сообщил ей, что мужчина, с которым она 20 лет была помолвлена, давно ушел к другой. Адвокат очень профессионально объяснил ей, что ей не стоит больше ни на кого рассчитывать – ни на Шмидта, ни на «такого человека, как Маркус Вольф», – как она сама любила повторять.
Но кто рискнет утверждать, что её просто использовали? Если уж кого и использовали – то это Шмидта. Это она его использовала. Она лучше знала о тех угрозах, которые несет миру Запад, о коварных планах западных спецслужб. И она исключила для себя прочную семейную связь и стала шпионкой, но не «по любви», а во имя мира.
В 1998 году Габи Гаст вышла на свободу и в интервью журналу Die Welt 23 марта 1999 года заявила: «Когда он (Маркус Вольф – А.В.) говорит о причинах и обстоятельствах своей отставки, то он лжет». По ее словам, последние годы перед крахом ГДР Волк пытался доказать придуманную им легенду, будто бы он задолго до падения Берлинской стены, зная о нежизнеспособности режима, дистанцировался от правящей верхушки в Восточном Берлине, которой он до этого так верно служил. Кроме того, якобы перед смертью своего брата Конрада, известного кинорежиссера, он пообещал ему, что закончит его книгу, которую тот считал делом всей жизни. Поэтому с тех пор Волк стремился досрочно уйти в отставку, против чего возражал его непосредственный шеф, министр госбезопасности Эрих Мильке.
Лишь в 1984 году Мильке согласился на то, что Вольф будет постепенно передавать дела своему заместителю Вернеру Гроссману, формально оставаясь шефом внешней разведки, но фактически выполняя лишь представительские функции. Так, по крайней мере, изображает ситуацию в своих мемуарах сам Маркус Вольф. «Здесь правда только в том, – утверждает Габи Гаст, – что в последние годы Маркус Волф занимался только представительскими делами. Это вообще отвечало его желаниям, он к этому стремился, чего он и не скрывает. Но он ушел не по собственной воле и не потому, что был не согласен с системой или собирался писать книгу брата».
А почему? Согласно Габи Гаст, причина была абсолютно банальной: «У Вольфа были семейные проблемы с его второй женой. И он сделал то, что для шефа спецслужбы было катастрофой – он официально развелся с женой».
У него давно была на примете еще одна женщина – с тех времен, когда он был женат первым браком. Маркус Вольф родился в немецком городе Хехинген в земле Баден-Вюртемберг 19 января 1923 года в семье известного еврейского врача, писателя и коммуниста Фридриха Вольфа и его жены, немки Эльзы Драйбхольц. После прихода к власти нацистов семья вынуждена была эмигрировать и в 1934 году оказалась в Советском Союзе. Маркус учился в Москве, где сам себя называл Миша Волков. Затем эвакуация, школа специального назначения Коминтерна под Уфой для заброски агентуры в глубокий тыл противника. В 1944 году в Москве Миша женился на Эмми Штенцер, дочери немецкого коммуниста Франца Штенцера, погибшего в 1933 году в Дахау. В 1945 году они возвращаются в Берлин, где Миша Волков по заданию Вальтера Ульбрихта начинает работать на Берлинском радио, недолгое время служит дипломатом и затем направляется в разведку.
«Узнав о том, что Волк решил развестись со второй женой, коллеги из БНД не заставили себя долго ждать и попытались установить контакт с покинутой супругой с целью завербовать ее и переманить на Запад, – пишет Габи Гаст. – Правда, эти попытки ни к чему не привели, фрау осталась непреклонной. Однако, в качестве шефа разведки Маркус Вольф стал представлять для Эриха Мильке угрозу». И Мильке, который к тому времени уже все меньше доверял Волку, хлопнул по столу: «Хватит!» По мнению Габи Гаст, Мильке не только не пытался удержать Вольфа, но, напротив, пытался от него избавиться.
Она сама говорила об этом с Волком в мае 1986 года, за три дня до его отставки. По ее словам, он выглядел подавленным. «Затем я его спросила, что случилось – и он разрыдался… Он только повторял: “Я покидаю свой пост”... Было ясно, что он уходит не по собственному желанию».

С женой Андреей на презентации своей первой книги Тройка в 1986 году


В августе 1986 года Волк развелся со своей второй женой Кристой и сел за свою первую книгу под названием «Тройка», в которой впервые подверг критике правящий режим. В октябре того же года он женился на Андрее Штингль, с которой уже не расставался до своей смерти. В свое время Андрея провела 4 месяца в тюрьме «Штази» за попытку бегства из ГДР. 
Габи Гаст, однако, не верит в то, что Маркус Вольф когда-либо дистанцировался от социалистической системы ГДР. «На протяжении многих лет мы встречались с ним и вели многочасовые беседы о политическом положении. Я ни разу не слышала от него критического слова относительно политической линии Восточного Берлина или Москвы», – говорит она.
Однако трудно не заметить, что отставка генерал-полковника Маркуса Вольфа совпала с началом горбачевской перестройки в СССР. Не исключено, что, будучи одним из самых информированных людей, он первым угадал предательство в Кремле, и, будучи не в силах что-либо изменить, не захотел более защищать проданную руководством идею…
После падения Берлинской стены Волк вместе с женой выехал в Австрию. Оттуда 22 октября 1990 года он написал письмо Горбачёву. В нём, в частности, говорилось:
«Дорогой Михаил Сергеевич!
…Разведчики ГДР много сделали для безопасности СССР и его разведки, и агентура, которая сейчас подвергается преследованию и публичной травле, обеспечила постоянный поток надёжной и ценной информации. Меня называют „символом“ или „синонимом“ успешной разведывательной работы. Видимо, за успехи наши бывшие противники и хотят меня наказать, распять на кресте, как уже писали…»
Далее в своём письме Волк просит советского генсека – а точнее, овцу Горби, как его ласково окрестили благодарные жители возрождающегося из пепла рейха – во время предстоящего визита в Германию поставить вопрос о судьбе бывших разведчиков и агентов, с которыми обращаются хуже, чем с военнопленными. Письмо заканчивалось словами: «Вы, Михаил Сергеевич, поймете, что я ратую не только за себя, но за многих, за которых болит сердце, за которых я и поныне чувствую ответственность…»
Но «дорогой Михаил Сергеевич» не только не принял никаких мер, но и не ответил на письмо… Вряд ли стоило Волку искать понимания у овцы.
После провала ГКЧП в августе 1991 года и начавшегося разгрома КГБ СССР Волк 24 сентября вновь пересёк австро-германскую границу, теперь уже в обратном направлении, где его уже ожидал генеральный прокурор новой «объединенной» Германии. В тот же день Волк оказался в тюрьме города Карлсруэ в одиночной камере с двойной решёткой.
В ходе начавшегося процесса Волк выразил возмущение самим фактом предания суду людей, действовавших в интересах своего государства–члена ООН. Выдвинутые против него обвинения в вербовке агентов при помощи шантажа, подкупа и других нечистоплотных методов доказать не удалось. Сам Волк утверждал, что граждане западных государств шли на сотрудничество по идейным соображениям. Возможно, именно поэтому случаи провала разведчиков Волка были единичными.


На суде Волк себя виновным не признал. Он не сдал ни одного из известных ему агентов, не раскрыл ни одной из секретных спецопераций Главного управления разведки МГБ ГДР. Следует отметить, что и целому ряду агентов, содержащихся в «демократических» тюрьмах после захвата архивов «Штази» при молчаливом согласии советских овец, была обещана амнистия в случае показаний против бывшего шефа. Но ни один из них не согласился. Один из разведчиков, находившийся в заключении в США, сказал в интервью американцам: «Передайте Вольфу, чтобы за нас не волновался. Мы ни о чем не жалеем».
Волку предлагали убежище и гражданство в Израиле, дом в Калифорнии и миллион долларов США в обмен на одно – информацию, агентуру и связи. Он отказался.
6 декабря 1993 года Маркус Вольф был приговорён к шести годам лишения свободы, но отпущен под залог. Летом 1995 года Федеральный конституционный суд вынес решение по делу преемника Маркуса Вольфа генерала Вернера Гроссмана, согласно которому устанавливалось, что офицеры разведки ГДР отныне не подлежат в ФРГ преследованию за измену родине и шпионаж. На этом основании Федеральная судебная палата отменила приговор Дюссельдорфского суда, вынесенный Маркусу Вольфу.
Остаток своей жизни Волк провел в своей квартире в центре Берлина, занимаясь литературной деятельностью. Итогом ХХ века, по его мнению, стала победа мещанства, овец, для которых «истинно, хорошо, нравственно то, что полезно. Вот и поймешь тут ницшеанскую тоску по великому, яркому, героическому. Гибель Богов в отдельно взятой душе».
При этом он был далек от демократических иллюзий, на которые купились многие из доверчивых овечек. «Власть денег прибегает к насилию не меньше, чем власть государства, – писал он. – Она действует не так явно, но не менее жестоко. Если злоупотребление властью при “реальном социализме” начинается с манипуляции идеалом, то капитализм злоупотребляет идеалом индивидуальной свободы в интересах власти денег и в ущерб большинству общества. Неясный страх перед будущим чувствуется повсюду и происходит оттого, что наша современная общественная система не только не в состоянии решить большие проблемы, перед которыми стоит человечество, но порождает новые и еще большие проблемы».
Легендарный Волк умер тихо во сне в своей квартире в центре Берлина 9 ноября 2006 года, когда наступала очередная годовщина падения Берлинской стены. В последний путь его пришли проводить тысячи людей, среди них бывшие руководители ГДР и лидеры левых партий Германии, что вызвало целую истерику в буржуазной прессе, обвинившей политиков в чествовании сталиниста. Того, кто, вопреки основным инстинктам стада, не променял клыки Волка на овечью шкуру.

http://zavtra.ru/blogs/markus_vol_f_volk_i_ovtci?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

 

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

О фонде

Наши адреса в Екатеринбурге:

Совет фонда: ул. Сони Морозовой, д. 180, оф. 208, 212.
Дирекция: ул. Техническая, д. 19, оф.12.
Электронный адрес: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Филиал фонда «Уральский Союз Патриотов» в Городском округе Первоуральск:

Евразийский фонд национального
наследия «Строганофф»
623150, Свердловская обл., г. Первоуральск, п. Билимбай,
ул.Ленина, 226, пом.21
телефон: +7 (3439) 29-62-69
www.stroganov-fund.ru
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Литература изданная при содействии фонда

http://www.zoofirma.ru/