wrapper

Вторник, 05 декабря 2017 00:00 Прочитано 35 раз

Л.П. Берия и Г.К.Жуков: два маршала, две судьбы. Вопросы есть, ответов – нет.

 

 

Автор: Кузнецов Виктор Николаевич, к.и.н., г.Екатеринбург

старший научный сотрудник Институт истории и археологии УрО РАН

 

Л.П. Берия и Г.К.Жуков: два маршала, две судьбы. Вопросы есть, ответов – нет.

 

Некоторые российские историки и публицисты до настоящего времени дают тенденциозную оценку событиям, проходившим в Советском Союзе в 1940-е начале 1950-х гг. В своем большинстве они остаются на глубоко внедренном в наше сознание позиции о вредоносной роли Л.П. Берии во внутренней политике страны и выдающемся вкладе в победу в Великой Отечественной войне Г.К. Жукова. Не изменяются такие суждения и даже после рассекречивания ряда важнейших архивных документов.

При детальном и объективном анализе исторических фактов и событий напрашивается настоятельное требование населения современной России прекратить продолжающее очернение выдающегося государственного деятеля советской эпохи Л.П. Берии и дать объективную оценку деятельности Г.К. Жукова за весь период Великой Отечественной войны и в послевоенные годы.

Воинское звание Маршал Советского Союза Г.К. Жукову было присвоено в 1943 г., Л.П. Берии в 1945 г. Оба высоко оценены государством за их вклад в победу в Великой Отечественной войне, но по-разному сложилась их судьбы после ее окончания.

С 30 июня 1941 г. Л.П.Берия являлся членом Государственного Комитета Обороны (ГКО). В соответствии с Постановлением ГКО от 4 февраля 1942 г. на него были возложены обязанности по контролю за выполнением решений ГКО по производству самолетов, моторов, вооружения и минометов, а также по контролю за выполнением решений ГКО по работе Военно-воздушных Сил Красной Армии. С  8 декабря 1942 г. Л.П.Берия был назначен членом Оперативного бюро ГКО с возложением дополнительных обязанностей по контролю и наблюдению за работой Наркомата угольной промышленности и Наркомата путей сообщения.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1943 г. Л.П.Берия «за особые заслуги в области усиления производства вооружения и боеприпасов в трудных условиях военного времени» был удостоен звания Героя Социалистического Труда. В мае 1944 г. Л.П.Берия был назначен заместителем председателя ГКО и председателем Оперативного бюро.

А как же себя зарекомендовал будущий «маршал Победы» в начальный период войны? После рассекречивания ряда архивных источников и проведенные исторические исследования опровергли официальную трактовку причин первых поражений Красной Армии и дали возможность усомниться в гениальности некоторых советских полководцев, к которым можно отнести и Г.К.Жукова, занимавшего в начальный период Великой Отечественной войны ключевую военную должность в Красной Армии – начальник Генерального штаба.

 Написанные Г.К.Жуковым после его отставки мемуары «Воспоминания и размышления» являются его послевоенным описанием хода боевых действий, в которых он оправдывал поражения лета-осени 1941 г.  внезапностью нападения Германии, отрицал, что он обладал разведывательной информацией о подготовке немцев к нападению на СССР. Однако этот факт опровергнул участник Великой Отечественной войны генерал-лейтенант Н.Г.Павленко: «Г.К.Жуков уверял меня, что он ничего не знал о плане Барбаросса» накануне войны, что он и в глаза не видел донесения разведки. На следующий раз я приехал к Г.К.Жукову и привез те самые сообщения разведки о плане войны с СССР, на которых черным по бе­лому стояли их – Жукова, Тимошен­ко, Берии и Абакумова – подписи. Трудно передать его изумление. Он был  просто шокирован» [10].

Даже гитлеровцы еще в мае 1941 г. знали о том, что Жукову известно не только о трех направлениях ударов вермахта, но и о том, что среди них фигурирует направление главного удара – на Москву. В фондах Политического архива министерства иностранных дел ФРГ хранится ряд донесений немецкой агентуры, поступившие в мае-июне 1941 г. из Москвы в Берлин, свидетельствующие о том, что Генеральный штаб Красной армии, т.е. лично Жуков, считал возможным удар Германии по трем направлениям [9. с. 83-84].

Факт того, что Генеральный штаб обладал все полнотой разведывательной информации, Г.К.Жуков подтвердил в секретном письме в ЦК КПСС от 19 мая 1956 г. «Генеральный штаб систематически докладывал правительству о сосредоточении немецких войск вблизи наших границ, об их усиленной авиационной разведке на ряде участков нашей приграничной территории с проникновением ее в глубь нашей страны до 200 километров». Накануне войны Г.К.Жуков в должности начальника Генерального штаба 27 раз посещал кабинет И.В.Сталина и докладывал разведывательную информацию [9. с. 90].

Из опубликованных архивных документов 1941 г. становятся очевидным грубейшие просчеты, в некоторых случаях и преступные действия, а порой и бездействия высшего советского генералитета. Перед началом войны советская разведка с точностью до дня сообщала о вторжении на территорию СССР немецких войск. Доподлинно было известно и о примерном количестве живой силы и технического оснащения, месте их сосредоточения [9. с. 60-64]. Историками уже неоднократно описывались преступные действия командующего Западным фронтом генерала армии Д.Г.Павлова и его ближайших подчиненных генералов [3, 4, 7, 9].

В совершенных преступлениях генерал армии Д.Г.Павлов признался в ходе следствия и судебного разбирательства, но при этом утверждал, что выполнял план Генштаба [7. с. 425-426]. В частности, он намеренно дезинформировал руководство Красной Армии и страны о перемещениях и занятии исходных позиций немецкими войсками вблизи границы, лично приказал снять все рации и вооружение с самолетов, намеренно допустил дефицит горючего для танков и его складирование за сотни километров от дислокации танковых частей и многие другие факты, свидетельствующие о его сознательной измене Родине [3. с. 270-278]. 

В результате предательства, беспечности и непрофессионализма военного руководства были захвачены в плен 270 тысяч советских солдат и офицеров, были уничтожены или захвачены в качестве военных трофеев боевая техника: 1777 самолетов, 4799 танков, 9427 артиллерийских орудий, стрелковой вооружение [2. с. 128]. К этим потерям необходимо прибавить десятки тысяч гражданских лиц, зачисленных немцами в число военнопленных [4. с. 4].

Безвозвратные потери Западного фронта в людской силе и технике в первые две недели войны были ошеломляюще велики. За период с 22 июня по 9 июля 1941 г. Западный фронт потерял 70% личного состава, утратил почти весь свой танковый парк, свою артиллерию. В авиадивизиях, преимущественно на земле, было уничтожены 80% самолетов [4. с. 4.]. Почему же эти потери до настоящего времени не поставили в вину руководителям Красной Армии – Наркому обороны С.К.Тимошенко и начальнику генерального штаба Г.К.Жукову?   

Кто как не начальник генерального штаба обязан был накануне войны (не учений) либо лично контролировать выполнение директивы от 18 июня 1941 г. о приведении западных Особых военных округов в полную боевую готовность? Он обязан был направить для проверки боеготовности войск соответствующие комиссии. Но этого сделано не было. Цена такой преступной халатности очень высока: колоссальные военные потери в живой силе и технике, гибель и пленение мирного населения, невосполнимый ущерб экономике страны и т.д. Почему-то эти потери до настоящего времени списываются на действия гитлеровских войск, но не на непрофессионализм и халатность военного руководства Красной Армии.

Поэтому разделить ответственность наряду с командованием Западного фронта должны были и Нарком обороны С.К.Тимошенко и начальник генерального штаба Красной Армии Г.К.Жуков. Однако 3 июля 1941 г. Г.К.Жуков лично подписал санкцию на арест и предание суду генерала армии Д.Г.Павлова, а также потребовал ареста и суда над другими руководителями Западного фронта. По мнению А.Б.Мартиросяна эта спешка имела целью скрыть провалы и бездействие начальника генерального штаба Г.К.Жукова [7. c. 315]

В своих послевоенных мемуарах Г.К.Жуков признал, что «оказалось внезапностью шестикратное и восьмикратное превосходство в силах на решающих направлениях, для нас оказались внезапностью и масштабы сосредоточения их войск и сила удара» [5. с. 311]. Западный фронт развалился, причем не только из-за мощного удара немецко-фашистских войск, но и был развален самим командованием Западного фронта, проявившим изумительную безответственность, халатность к исполнению своих служебных обязанностей, беспечность, благодушие, бездеятельность, предательство и измену [3. с. 7].

Ставшие доступными для анализа архивные документы, позволившие определить истинные причины неудач начального периода войны, опровергли такие утверждения Г.К.Жукова и позволяют сделать вывод, что эти воспоминания были его неприкрытым желанием уйти от ответственности, а всю вину возложить на И.В.Сталина.

Пока только строкой в биографии Г.К.Жукова остается его отстранение от должности начальника Генерального штаба и назначение с понижением на должность командующего Резервным фронтом. Видимо в период командования он проявил себя с лучшей стороны, после чего, в августе 1942 г. был назначен членом Ставки Верховного Главнокомандования и заместителем Верховного Главнокомандующего.

Дальнейшая военная карьера и заслуги Г.К.Жукова в годы войны общеизвестны. В народе его называют «маршал Победы». Однако постепенно рассекречиваемые документы дают повод объективно оценить его вклад не только в окончательную победу в войне, но и возложить на него и ответственность за неоправданные потери не только лета 1941 г., за которыми стоят сотни тысяч человеческих судеб, горе их родных и близких.

Еще 100 тысяч советских солдат и офицеров  полегло в берлинской операции, которой также руководил «маршал Победы». Генерал-лейтенант Н.Г.Павленко вспоминал: «Что же касается взятия Берлина, то я прямо скажу: на мой взгляд, это во всех отноше­ниях одна из самых неудачных наступательных операций Великой Отечественной войны. В беседах со мной Г.К.Жуков сам признавал это. Если уж И.В.Сталин так хотел опере­дить союзников и взять его первым, то город можно было просто обой­ти, отсечь союзников, а дальше, я думаю, немцы из-за голода сда­лись бы сами». [10]

В ходе проведенной в 1950-х гг. реабилитации ряда ранее осужденных и расстрелянных руководителей Западного фронта, в  августе 1957 г. приказом Министра обороны СССР Г.К.Жукова на основании Решения Военной коллегии Верховного Суда СССР Д.Г. Павлов был восстановлен в воинском звании и правах на награды [4. c. 280]. Как эти диаметрально противоположные действия Г.К.Жукова можно расценить? Он после признания Д.Г.Павлова в совершенных преступлениях и измене Родине встал на его защиту? Тем самым Г.К.Жуков взял на себя часть ответственности за провал летней кампании 1941 г.? Но почему же никто еще не поставил в вину нашим «доблестным» военным руководителям гибель и пленение сотен тысяч как красноармейцев, так и мирного населения? Но за то Л.П.Берию в организации «массовых репрессий и необоснованных обвинений» обвинили, хотя он к ним имел прямо противоположное отношение.

На должность народного комиссара внутренних дел (НКВД) СССР  Л.П. Берия был назначен 25 ноября 1938 г. после отстранения от исполнения этих обязанностей Н.И.Ежова. С приходом Л.П. Берии на этот пост масштабы репрессий резко сократились. В 1939-1940 гг. было освобождено подавляющее большинство лиц, не осужденных в 1937-1938 гг., а это около 800 тыс. чел. Кроме того, на свободу вышла и часть уже осужденных и находящихся в исправительно-трудовых лагерях (ИТЛ) [1. с. 291].

Мог ли репрессии в СССР организовывать один народный комиссар внутренних дел? А были ли на это у чиновника такого ранга ничем не ограниченные полномочия? А один человек мог заменить целую судебную систему? Или может суды и прокуроры также были в подчинении наркома?

Напротив, в период руководства НКВД Л.П.Берией количество заключенных, находящихся в ИТЛ только по статье за контрреволюционную деятельность (ст. 58 УК РСФСР) постоянно снижалось: в 1940 г. на 9433 чел.; в 1941 г. на 24706 чел.; в 1942 г. на 12305 чел.; в 1943 г. на 62591 чел., в 1944 г. на 76536 чел. Общее количество содержащихся в ИТЛ политических заключенных уменьшилось за шесть лет на 185 571 чел. [6]

В связи с начавшейся в стране реорганизацией наркоматов и преобразование их в министерства, а также большой занятостью в выполнении важнейших секретных заданий особого государственного значения 29 декабря 1945 г., Л.П. Берия был освобожден от должности руководителя НКВД. Функции политического преследования были переданы в Министерство государственной безопасности (МГБ) СССР. И уже в 1946 г., только за один год функционирования МГБ, количество заключенных, содержащихся в ИТЛ по статье за контрреволюционную деятельность, увеличилось до 59,2%, и в абсолютном выражении постоянно росло: в 1946 г. на 44 532 чел.; в 1947 г. на 93 770 чел.; в 1950 г. на 158 216 чел.; в 1952 г. на 106 546 чел. Всего за семь лет количество заключенных, осужденных за контрреволюционную деятельность увеличилось на 293 201 чел.[6].

Все приведенные выше факты и цифры опровергают тезис о руководстве Л.П.Берией, а тем более организацией массовыми репрессиями в СССР. Так кто же исказил правду? Почему эти показатели не замечают до сегодняшнего дня сторонники тезиса – Л.П.Берия – враг народа? Так как же Л.П. Берия мог быть «одним из главных организаторов массовых репрессий», когда после завершения своей карьеры в НКВД все карательные функции были переданы непосредственно в МГБ?

В печати и литературе времен Н.С. Хрущева произошла демонизация образа Берии и искажение фактов из его жизни. На него была возложена вина и за репрессии 1937-1938 гг., и особенно послевоенного времени, к которым он не имел никакого отношения, т.к. до августа 1938 г. был занят на ответственных участках партийной работы в Закавказском крайкоме ВКП (б), а после 1945 г. на выполнении особо важного государственного значения – реализации атомного проекта.

Многочисленные современные публикации полностью доказывают клеветнический и фальсификационный характер преследований Л.П.Берии. При всем при этом Н.С.Хрущев до сих пор в официальной истории остается великим реформатором, разоблачителем И.С.Сталина и его ближайшего окружения, а Л.П.Берия продолжает олицетворять зло и являться врагом народа.

Послевоенная карьера Г.К.Жукова состояла из взлетов и падений: от обвинений в злоупотреблениях в присвоении конфискованного трофейного имущества с целью личного обогащения, опала с назначением на должности командующего Одесским округом до руководства вооруженными силами и вновь до понижения со «ссылкой» на Урал.

Роль Г.К.Жукова в убийстве Л.П.Берии пока находится под государственным секретом. Когда эти документы увидят свет? И увидят ли? Вместо этой версии распространена версия об его участии в его аресте. Но ведь ареста Л.П.Берии не было. Было убийство группой военных должностного лица, занимавшего один из ключевых постов в советском государстве [9. с. 49]. Этот ли вклад в государственный переворот 26 июня 1953 г. был, таким образом, оценен Н.С.Хрущевым, и Г.К.Жуков был назначен министром обороны страны?

Почему до настоящего времени в официальной истории несмотря на многочисленные публичные разоблачения один из Маршалов Советского Союза является «маршалом Победы», а другой Маршал Советского Союза, лишенный Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 декабря 1953 г. этого звания и государственных наград, враг того же народа? Не пора ли поставить все точки над «и» и сказать народу всю правду?

Литература:

  1. Барсенков А.С., Вдовин А.И., История России. 1917-2007» - М.: Аспект Пресс, 2008. С. 291
  2. Больных А.Г. Молниеносная война: Блицкриги Второй мировой. М., 2008.
  3. Гаврилов Д.В. Малоизвестные страницы истории: Развал Западного фронта в первые две недели Великой Отечественной войны // Евразийский вестник гуманитарных исследований № 2(3) 2015. Пермь. 2015. С. 4-19.
  4. Гаврилов Д.В. Развал Западного фронта: причины и последствия. Урал в модернизационной динамике России ХХ века. Профессорский сборник научных статей. Екатеринбург. 2015. С. 267-285.
  5. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М., 2002.
  6. Кузнецов В.Н. Загадка Берии. Организатор репрессий или видный государственный деятель? ru
  7. Мартиросян А.Б. 22 июня: правда генералиссимуса. М., 2005.
  8. Мартиросян А.Б. 100 мифов о Берии. Вдохновитель репрессий или талантливый организатор? 1917-1941гг. М., 2010.; Мартиросян А.Б. 100 мифов о Берии. От славы к проклятиям, 1941-1953 гг. . М., 2016.; Кузнецов В.Н. Загадка Берии. Организатор репрессий или видный государственный деятель?, Кузнецов В.Н. Берия главный герой атомного проекта, и др.
  9. Мартиросян А.Б. Трагедия 22 июня. Итоги исторического расследования. М., 2016.
  10. Сайт: http://iddp.ru/intervyu-general-lejtenanta-n.g.-pavlenko/

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

О фонде

Наши адреса в Екатеринбурге:

Совет фонда: ул. Сони Морозовой, д. 180, оф. 208, 212.

Дирекция: ул. Техническая, д. 19, оф.12.

Электронный адрес: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Литература изданная при содействии фонда

http://www.zoofirma.ru/